Социопатии и фобии — есть они у вас или вы их придумали?

— У меня высокий уровень базовой тревоги, агарофобия и ужасная социопатия…

— А к психотерапевту обращался?

— Да иди ты! Что я — псих?!

Трудно сосчитать, сколько раз я бывала участником или свидетелем подобного диалога. Хвалиться тяжёлыми фобиями и паническими атаками (иногда явно высосанными из пальца) — почему нет? Вот, мол, посмотрите, какая у меня деликатная душевная организация… Признать реальную тревожность и начать её преодолевать — ага, щас

Насколько всё серьёзно?

Задуматься о борьбе с тревожностью необходимо, если:

  • тревога становится фоном жизни, мешает строить реалистичные планы и принимать решения;
  • умом вы понимаете, что ваше беспокойство безосновательно;
  • от бесконечных волнений портится характер — развивается мнительность, подозрительность;
  • из-за переживаний возникают психосоматические нарушения.

Последний пункт я выделила курсивом неспроста. Человеку, у которого частое состояние волнения сопровождается значительным учащением сердцебиения, головокружением, удушьем и прочими физически неприятными ощущениями (см. подробности), надо идти к специалисту в самом что ни на есть срочном порядке.

Организм не приспособлен к постоянному существованию в состоянии стресса — то есть, на пределе возможностей. Рано или поздно чрезмерное напряжение скажется на здоровье.

Пример: моя родственница сильно переживала из-за перспективы в скором времени стать пенсионеркой. Ей казалось, что после ухода с работы жизнь закончится. Она стала очень мнительной, начала волноваться по каждому мелкому поводу. Возникли частые головные боли и приступы внезапной слабости.  Женщина пошла к терапевту, а терапевт посоветовал ей cходить к психиатру. Та постеснялась. Через пару недель местный стационар принимал пациентку с инфарктом.

Нельзя по умолчанию отметать и обратный расклад: психосоматические симптомы могут оказаться лишь следствием скрыто протекающих заболеваний.

Причины и виды расстройств, связанных с тревожностью

«Проблема тревожности – узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь», — говорил Зигмунд Фрейд.

Я не Фрейд, и для меня механизмы тревоги — подавно тайна. Мне под силу только пересказать информацию из литературы, как будто бы внушающей доверие — см. список внизу статьи.

Итак, типы патологических проявлений беспокойства.

ПТСР  — посттравматическое стрессовое расстройство. Оно возникает как результат известного больному страшного потрясения — человеку не удаётся самостоятельно преодолеть мучительный эмоциональный опыт. Такое состояние особенно типично для ветеранов боевых действий — у него даже иногда появляются дополнительные наименования, указывающие на конкретный вооружённый конфликт (вьетнамский синдром, афганский синдром).

ПТСР часто встречается и у людей, которые никогда не держали в руках автомата. Спровоцировать надлом психики способна, скажем, автомобильная авария.

Больной невольно возвращается в мыслях к произошедшей катастрофе и одновременно пытается избежать очередного переживания трагического момента. Это противоречие резко отражается на поведении. В подробности вдаваться не буду — про тот же афганский синдром вы, думаю, наслышаны.

К посттравматическому расстройству по-своему близки другие состояния узкоспециализированной тревоги:

  • фобии — иррациональный неконтролируемый страх в строго определённых ситуациях;
  • навязчивые страхи — они, в отличие от фобий, не требуют обязательных пробуждающих обстоятельств, возникают из мыслей о том, что нечто плохое в принципе может произойти;
  • ОКР — обсессивно-компульсивное расстройство; у человека возникают неотступные мысли — обсессии, вызывающие сильную тревогу, и он пытается успокоить себя некими действиями или ритуалами.

Поясню на червяках.

Когда мне было года четыре, один мальчик напугал меня до слёз — бегал за мной по двору, зажав в руке здоровенный экземпляр дождевого червя, и обещал засунуть это сокровище мне в рот. Не сумел — я вывернулась. Всё извивающееся и склизкое я с тех пор искренне недолюбливаю.

А если бы червяк и впрямь попал мне в рот, я бы, может, потом стала бы дрожать и задыхаться при виде любой ползучей твари. Получилась бы сколецифобия.

Не исключался и другой вариант развития событий. Я начала бы с ужасом ожидать встречи с червяком в любых мало-мальски пригодных для его появления местах —  не могла полоть грядки, подозрительно косилась на землю в цветочных горшках… Тогда стоило бы говорить о навязчивом страхе.

Наконец, допустим, что отвращение к земляному червяку, который мог попасть через рот внутрь тела, впоследствии состыковалось с боязнью паразитов. Стремясь защитить себя от заражения, я начала бы мыть руки по пятьдесят раз в день, демонстрируя классическое поведение невротика с ОКР.

Генерализованная тревожность проявляется менее специфическим образом. Под нею подразумевают общую склонность человека сильно волноваться без веского повода. Причиной опять же выступает некая травма — правда, хроническая, неосознанная или забытая.

К хронической травме уместно отнести, допустим, детство в неблагополучной семье — пьянство отца, регулярные скандалы между родителями. Неосознаваемые и затерянные в памяти события, причиняющие вред психике, относятся преимущественно к нежному возрасту.

Речь, подчёркиваю, не идёт о трагедиях вроде «злые взрослые подавляли мою свободу, заставляя меня мыть за собой тарелку после обеда». Роль мины, готовой рвануть после малейшего прикосновения, обычно играют происшествия, во время которых ребёнок чувствовал реальную угрозу здоровью или жизни. Допустим, аукнуться может перенесённая операция, падение с большой высоты, долгое пребывание в одиночестве и темноте. 

Некоторые учёные (Отто Ранк, Станислав Гроф)  уверены, что психологическую травму реально получить даже в минуты рождения на свет.

Свой вклад в формирование генерализованной тревожности вносит эмпатия: дети беспокойных родителей сами растут беспокойными.

Диагнозы кардионевроз, ВСД с кризовым течением, нейроциркуляторная дистония, тревожное расстройство ставятся, когда доктор хочет выразиться уклончиво. Под любой термин из этого перечня при желании удастся подтянуть хоть ПТСР, хоть ОКР.

Проблема есть. Что дальше?

Я рассказала о понятиях, чтобы показать, как их много — тревог, нехороших и разных. Положим, вы нашли на этой страничке предположительное название своей реальной (подчёркиваю — реальной!) проблемы.

Что теперь? Не надо считать себя существом, которое заслуживает жалости или презрения.

Вокруг полно людей с аналогичными заморочками. Возьмитесь вспоминать поведение близких, и вы поймёте, что почти у каждого из них есть свой «пунктик» тревоги. Однако вы же из-за этого не перестаёте нормально к ним относиться, правда?

Примите тревогу как часть (лишь часть!) своего внутреннего мира и постарайтесь постепенно её изжить. Как это сделать  — определяйте по обстоятельствам. В мало-мальски серьёзной ситуации лучше сразу отправляться за советом к специалисту. Лично я у психотерапевта бывала — ничего, вышла из кабинета без смирительной рубашки и клейма на лбу, зато с представлением о техниках релаксации.

Полезная литература о тревоге:

  • Тревога и тревожность, хрестоматия составление и перевод — В.М. Астапов
  • Тревога и неврозы — Ч. Рикфорд
  • Большая медицинская энциклопедия диагностики: 4000 симптомов и синдромов — А. Луковкина
  • Тревога, страх и панические атаки. Книга самопомощи — А. Голощапов
  • Техники психотерапии при ПТСР: практическое пособие — О.Г.Сыропятов, Н.А. Дзеружинская
Поделиться
Плюсануть
Отправить
Класснуть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *