Кризис молодости — да-да, бывает и такой! — крупным планом

Когда я поступила в университет, мне было очень, очень хорошо. Я наконец-то вырвалась из-под маминого крылышка, стала сама распоряжаться временем.

У меня появились одногруппники и соседи по общаге, готовые обсуждать не только учёбу (наконец-то — интересную!), но и судьбы мира. Мы все, пожалуй, были друг в друга влюблены — постоянно откровенничали, охотно обнимались…  Так прошёл год и второй. А потом на нас навалилась зелёная экзистенциальная тоска.

Разом стало меньше посиделок. Учёба начала казаться бессмысленной, будущая профессия — омерзительной, все существа противоположного пола — подозрительными. 

Сами по себе

Мы объясняли своё настроение исключительно внешними обстоятельствами, в первую очередь — неправильным выбором специальности. Однако наше представление о будущей работе тогда было крайне туманным.

В любовных неудачах — к третьему курсу какая-нибудь влюблённость случилась у каждого — мы винили неудавшихся партнёров: дескать, все девчонки — стервы, а все парни — козлы.

Нас изводили мысли о заработке, об оплате жилья: брать родительские деньги уже было стыдно, а раздобыть прибыльную работу на свободные от пар часы — это мало у кого получалось. Материальные проблемы списывались на жестокую реальность: о, времена! о, нравы!

А на самом деле мы всего лишь впервые осознали, что теперь живём сами по себе. Обратной стороной свободы оказалась ответственность.

Откуда берётся синдром третьего курса?

Симптомы, которые я описала, типичны для так называемого кризиса молодости.

О нём обычно не говорят и даже не догадываются. Почему? Ответ простой. Такой кризис — новое явление для общества.

Наши дедушки и тем более прадедушки взрослели в куда менее благополучной среде.

Даже если у них и получалось в силу положения семьи выделить несколько лет на образование (подготовку к самореализации), они уже при поступлении чувствовали себя самостоятельными. Сказывалось сначала крестьянское воспитание, потом — пережитая война.

Мы, к счастью, взрослеем не настолько быстро. Однако это счастье имеет свою цену.

Преодоление кризиса

Двадцатилетний человек уже в состоянии продуктивно рефлексировать. Ему следует осознать: происходящее с ним совершенно естественно. Имеет место быть кризис возраста, не первый и не последний (один вы точно уже проходили — см. Трудный возраст у подростка).

Психолог Энн Йоманс (цит. по О. Хухлаева «Кризисы взрослой жизни») пишет:

Присвоение имени тому или иному событию дает иногда некоторое ощущение контроля над ним и даже в некоторой степени наполняет его смыслом.

Чуть-чуть поддаться тоске — не слабость. Можно сознательно дать себе выплеснуть эмоции в дневниковые записи, в творчество (о, как мы самозабвенно графоманили чуть ли не всей группой на третьем курсе!).

Вполне нормально будет попросить поддержки у старших друзей и родителей.

Насчёт поиска работы и пары…

Подработка придётся кстати — позволит обрести уверенность в себе, Главное, не нагружаться сверх реальных возможностей и не спешить сразу заявить о себе как о крутом интеллектуале: успеется. Попробовать себя в профессии дворника или официанта — тоже, между прочим, интересный опыт. Не стоит думать, будто вот именно сейчас надо выбрать жизненный путь раз и навсегда.

Поменять судьбу реально в любом возрасте. Можно стать актёром, перевалив за тридцать (читайте биографию Сильвестра Сталлоне) или написать первый востребованный роман после сорока (как Чарльз Буковски). Никогда не поздно открыть своё дело. Замечу, что средний возраст новичка в списке Forbes по данным самого журнала — 54 года.

С устройством личной жизни спешить опять же не надо. Парадоксально, но найти любовь легко именно тогда, когда не стараешься её искать, а просто активно живёшь — подрабатываешь, занимаешься фитнесом, общаешься с товарищами по хобби. Никуда он не денется, нужный человек, появится как миленький. Моя бабушка любила повторять: «На все пироги свои едоки», и она была абсолютно права.

В дружбе лучшая стратегия — принимать дорогих людей такими, какие они есть, а не переделывать их. Все разные, ну, и прекрасно.

Каким бы бесполезным и запутавшимся не казался себе человек в двадцать с небольшим, ему полезно понять: этот этап всё равно будет ему дорог спустя несколько лет. Я вспоминаю свою юность без восторженного придыхания, но с теплом. В ней — начало взрослой меня, самое-самое начало.

Поделиться
Плюсануть
Отправить
Класснуть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *