Теория разбитых окон и саморазвитие

Если в здании разбито одно стекло, и никто его не заменяет, в скором времени у строения не останется ни одного целого стекла.

Когда люди видят безнаказанное мелкое хулиганство, они и сами легко поддаются соблазну шагнуть одной ногой за грань дозволенного.

Спровоцированные проступки не всегда дублируют замеченный. Глядя на пустую раму, прохожий, может быть, и не кинет в дом очередной каменюкой. Ему лишь покажется, что около грязной развалины впору выбросить стаканчик от капуччино.

В этом суть теории разбитых окон (ТРО), разработанной более тридцати лет назад американскими социологами Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом. 

ТРО против криминала

Поначалу теории прочили красивое будущее. Предполагалось, что борьба с обыденными правонарушениями — рисованием на стенах, безбилетным проездом на автобусе, попрошайничеством и т.п. — ударит по настоящему криминалу.

Сторонники теории даже смогли было доказать её действенность на практике: когда власти Нью-Йорка стали уделять больше внимания «разбитым окнам» (в широком смысле),  количество преступлений в городе сократилось с 2200 до 1000 в год.

Впоследствии гипотезу Уиллсона и Келлинга стали критиковать — дескать, факты подтасованы; и преображение Нью-Йорка, и другие контрольные эксперименты — под большим вопросом.

С готовностью допускаю, что антикриминальную роль порядка социологи переоценили. Убийства — результат бедлама в головах, а не в клозетах.

И всё же ТРО не бесполезна. Внимания заслуживает хотя бы наблюдение, на которое она опирается.

Думай, голова!

С «разбитыми окнами» мы сталкиваемся постоянно. Любая чужая слабость может вызвать цепную реакцию. Чем ничтожнее эта слабость, тем проще ей поддаться.

Стоите вы в очереди. Всем хочется поскорее освободиться. Вдруг кто-то находит повод выпустить эмоции — устраивает шум из-за пустяка.  Через пару секунд эстафету подхватывает ещё один «ждун», и ещё… Милейшие люди омерзительно орут, размахивают руками.

Два-три зачинщика найдут веские оправдания для поднятого хая; они получат удовольствие от якобы праведного гнева. Нескольким крикунам после будет стыдно. Наконец, в любой очереди найдутся такие люди, которые сумеют сдержаться. Кто-то даже постарается вежливо успокоить других рациональными доводами.

Способность человека действовать осознанно, игнорировать заданную обстановкой инерцию —  навык, с которого начинается личность. К сожалению, вынести его из детства удаётся лишь очень и очень редким счастливчикам. Родители в благополучных семьях обычно приучают ребёнка уважать общепринятые запреты (не драться, не отнимать игрушки у соседей по песочнице, не дёргать девочек за косички), но из лучших намерений строго-настрого приказывают ему брать чьё-то поведение за эталон. Не надо думать, надо слушаться бабушку-сестру-учительницу. Другие знают лучше.

Малыш получает рыбу вместо удочки — становится цивилизованным существом лишь на уровне привычек и готовых правил морали. Научится ли он впоследствии соображать своей головой и брать на себя ответственность за принятые решения — зависит от него самого.

Теория разбитых окон работает и на микроуровне. Заразны не только чужие, но и свои родные проступки. С диет срываются, попробовав одну крохотную конфету, от ежедневных пробежек отказываются после одной уступки тёплому одеялку.

Давать себе поблажки в важных делах, которые даются со скрипом — плохая идея. Отказом от таких дел может быть только нечто ещё более важное.

С приоритетами определиться нетрудно, были бы принципы — личная, осознанно принятая система координат.

Поделиться
Плюсануть
Отправить
Класснуть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *